haircut

Иван Ефремов

Пару недель как вдруг стала перечитывать Ивана Ефремова (который палеонтолог и писатель-фантаст).
Нашла на флибусте "Таис Афинскую" без купюр с иллюстрациями и скачала себе, гадая, что же там такое вырезать могли, вряд ли почтенный профессор Ефремов писал эротику.
Оказалось, что вырезали все, где было что-то про евреев. Все упоминания, включая рассуждения про еврейскую философию одного из героев.
Из впечатлений про любимую в детстве книгу практически 30+ лет спустя: описания у Ефремова хорошие, а диалоги как пенопластом по стеклу. Хорошо, что их немного. А книга все равно мне нравится.

После Таис я пошла читать рассказы (вообще и об экспедициях). Интересно, несмотря на то, что там и сям присыпано народом и партией. Но это не мешает, и я читаю как его герои пробираются по тайге или по пустыне Гоби, как ориентируются по бумажным картам, строят плоты и охотятся. Сейчас я на 45% "Дороги ветров" и с трудом откладываю книгу заполночь: пейзажи Гоби, описания быта в палатках на ледяном ветру, опасные ущелья, сотни километров безжизненной пустыни, где надо проехать, везя с собой воду, бензин, продукты и так далее... И найденные ими уникальные "кладбища динозавров". 1946 год. Сейчас я в книге там, где Ефремов уезжает из Монголии в Москву, с сожалением оставив в пустыне скелет еще неизвестного, судя по всему, динозавра.
Хотела бы найти какую-то вменяемую биографию Ефремова (https://www.ozon.ru/context/detail/id/24807975/ вот из этой я скачала ознакомительный отрывок и там какая-то графомания). Как он так жил, интересно и как бы параллельно историческим событиям: в 1930 он придумал тафономию (закономерности образования ископаемых останков), в 43 публикует работу на эту тему. В 45 возрождает "Вокруг Света" с Обручевым.
haircut

Семейное историческое

От lemura"новости семейной истории. Родители рассказали, из какого именно местечка на Украине была бабушка Хава/Ева, папина мама. Ичня, городок (а в начала двадцатого века село) Черниговской области Прилуцкого района. В 1910 году там проживало 575 евреев. А в 1926 году - уже только 250. В 1919 там был погром, устроенный частями Директории УНР - это третья волна еврейских погромов на Украине докатилась до Черниговской области. С год назад в Ичне открыли мемориальную доску Митрофану Швыдуну (хорунжий частей УНР, боец ОУН-УПА), участнику истребления евреев в Луцке и окрестностях. Эта волна погромов была уже в 1941-1942"

Хочу попросить помощи кого-то, кто понимает в истории России-СССР с начала XX века и примерно до 70х. Есть автобиография моего деда по отцу, написанная в 1949. И она странная. У меня ощущение, что я не понимаю там ничего, потому что не владею контекстом.
haircut

Брэдбери

16 лет назад, в 2004, я написала пост про два рассказа Брэдбери об его дочках (Love Contest и They knew what they wanted). Милые смешные рассказы, которые даже в оригинале были изданы всего однажды, в Saturday Evening Post в 50е, один из рассказов еще и под псевдонимом.

На днях я нашла не только в каких именно выпусках SEP они были, но и купила подписку на этот журнал с доступом к архивам, скриншотами достала оттуда рассказы и заказала, чтоб мне превратили их в текст. Скачать оба рассказа (.pdf) можно тут. Если что-то не работает, сообщите.

Спасибо Павлу Губареву (raybradbury.ru), он разместил оба рассказа на сайте:
They knew what they wanted
Love contest
haircut

Дети Времени Адриана Чайковски есть на русском!

Первую книгу Адриана Чайковски перевели на русский. Я ее вижу на литресе.
Про нее я писала тут и позволю себе просто скопипастить, чтобы сэкономить вам клик: "Автор - британец польского происхождения Адриан Чайковски, живет в Ридинге, изучал зоологию и психологию. Я нечасто читаю НФ, но эта серия мне очень понравилась. "Дети времени" начинаются с того, что в далекой-далекой галактике идут последние приготовления к созданию форпоста для покидающих Землю людей. Туда намерены скинуть приматов и посыпать их сверху нановирусом, который ускорит их эволюцию. Тогда человеку останется только спать в стасисе на орбите и ждать, когда ускоренно эволюционировавшие бывшие обезьяны ответят на постоянно транслируемый сигнал, обозначив таким образом, что они разумны, технологически развиты и ранее терраформированная планета готова к заселению. Но у этого прекрасного плана были свои противники среди людей, так что он сработал частично: приматы сгорели в атмосфере, вирус удачно засеял планету, а спасшаяся от борца за чистоту расы доктор Керн (создательница программы) оказалась в стасисе и на всякий случай слила свой разум с бортовым компьютером - а то ждать долго.
Дальше мы параллельно читаем, что там было с человечеством, которое отправилось искать, где бы поселиться, а то планету убило напрочь. Странники в космосе, стасис, из которого одного из главных героев будят периодически и мы видим его глазами как меняется общество на одном космическом ковчеге. А с другой стороны (и тут особенно видно, что Чайковски учил зоологию) мы читаем, кто ж под вирусом эволюционировал и что с ними стало. Очень интересно, потому что эволюционировали не человекообразные и вообще не млекопитающие и Чайковски успешно избегает всяческого антропоморфизма во всем, включая строение общества и коммуникации."
haircut

Антисемитизм

Все тот же американский репортер (Бен Хект), которому мы обязаны предыдущей историей, отмечал, что за почти два года его работы в Германии (1918-1920) он встречался, развлекался, работал и путешествовал с теми же самыми немцами, которые потом начнут строить печи для сжигания евреев, будут преследовать их, грабить и убивать.

Но за все свое время в Германии он, будучи евреем, ни разу не встретился с антисемитизмом - ни по отношению к себе, ни по отношению к другим евреям (местным). В какие бы политические баталии он не ввязывался и как бы не пытались задеть его противники, никто никак не вспоминал про его еврейство. Собственно, антисемитизма в послевоенной Германии было меньше, чем тогда в США. Во времена голода и холода, нехватки продуктов, никто не обвинял евреев ни в чем.

О том, что живущие в Германии евреи чем-то отличаются от немцев было упомянуто всего однажды: когда он катался на автомобиле со своим знакомым (фон Глейхеном). Последний остановил машину где-то у кладбища на окраине Берлина. «Это кладбище для евреев, погибших на войне», - сказал Хекту фон Глейхен, - «возможно, вы хотите его посетить».

Большое тихое кладбище, ряды и ряды небольших мраморных надгробий. «Это все солдаты?» - спросил Хект. Фон Глейхен ответил: «Да, и они доблестно сражались за их родину. Было больше убито евреев, чем немцев, если говорить о процентном отношении. Евреев в Германии - полпроцента. Среди погибших на войне их три процента».

В 1933 году Фон Глейхен будет одним из 88 писателей и поэтов, которые подпишут декларацию лояльности Гитлеру.

____________________________________
Ben Hecht. A child of the Century
haircut

Социализм.

Однажды весенним вечером 1919 года некий американский репортер в Берлине пил в баре, и наткнулся на начало истории, которая побудила его написать следующие строки:
«Немцы всегда были способны на групповой героизм. Собрать вместе сто, тысячу, миллион немцев, и у них появится героический дух, они будет доблестно сражаться и умрут с честью - как группа. <...> Но на доблесть, порождаемую в душе чувством собственной правоты немцы способны меньше других народов. Именно поэтому когда такая личность появляется, подобного героя следует особенно уважать и ценить».

В марте 1919 в тюрьме Моабит было расстреляно две тысячи человек, мужчин, женщин и детей. Их сковывали цепями по 25 и выводили во двор тюрьмы под пулеметный огонь. Когда куча тел переставала шевелиться, во двор выводили следующую группу.

Об этом американский репортер узнал в баре от напивавшегося вдрызг молодого лейтенанта, который должен был руководить процессом, но через час смог отпроситься и сбежать. Репортер отправился в тюрьму, но его туда, естественно, не пустили. Поэтому он залез на дерево неподалеку и с него слышал пулеметы и видел, как темная масса расстреливаемых перестает двигаться. Эти люди были приговорены офицерами-социалистами к смерти без суда за предательство. Как известно, предательством считаются только неудачные попытки переворота.

На следующий день в США, а также в газетах Лондона и Парижа вышел репортаж о массовых расстрелах. Вечером того же дня репортеру объявили о том, что он должен в течение суток покинуть Германию, иначе он будет арестован “за лживые новости, очерняющие Германию».

И он обратился к человеку, которого зачислил как раз вот в такие редкие немецкие герои - Гуго Гаазе. А тот позвал его с собой уехать через неделю в Веймар, на ассамблею, если я правильно поняла, Немецкой Народной партии.

В три часа дня под звон церковных колоколов в театре собралось 400 человек. Для зевак не было места, одни политические деятели. Репортер сидел на балкончике для прессы и клял свое незнание немецкого языка, потому что один за другим семь политических деятелей, вершителей истории, выступали перед публикой, а он не понимал ни слова.

Восьмой оратор (Гаазе) вышел на сцену под овации и начал свою речь, которую репортер, на удивление, понимал. Человек на сцене кратко, придерживаясь фактов, рассказал о том, что правительство их предало и генералы использовали армию для захвата контроля. Что немецкий социализм - фикция. Настроение зала стало меняться, послышались крики “Предатель». Гаазе продолжил свою речь рассказом о событии недельной давности: массовом убийстве без суда и следствия во дворе тюрьмы Моабит. Убийстве немецких граждан, которое правительство скрывает.

Зал стал требовать, чтобы оратор перестал врать, называл его предателем и требовал его молчания. Гаазе, на стороне которого пока еще была театральная акустика, сказал, что он может назвать имена всех, кого убили в тюрьме в ту ночь. И начал читать вслух имена. Десять, сто, двести. Над беснующимся залом продолжали звучать имена убитых, а репортер их торопливо записывал. Триста, пятьсот. Отключили микрофон, и голос Гаазе перестал долетать до репортера. Стоящий на сцене человек продолжал читать имена, не слышные уже никому. Потом кто-то из рабочих сцены догадался опустить занавес, и последнее, что видел репортер - как двигаются губы Гаазе, продолжающего читать имена убитых.

На следующий день в местной прессе выступление Гаазе назвали «попыткой разрушить новую демократию Германии и очернить ее перед всем миром».

Репортер, которому позволили остаться в Германии, закончил свой рассказ: «Я совсем забыл, что моя история о редком немецком герое содержит небольшую ошибку. Гаазе - еврей».


____________________
Ben Hecht. A child of the Century
haircut

Книжное, британское

Никто и никогда не превзойдет британцев в иронии, сарказме, язвительности и самоиронии.
Прочитав на фейсбуке восхитительную историю извлечения британскими дипломатами из рук российской таможни ахалкетинских скакунов в 1993 году (подарок президента Туркменистана Джону Мейджору, читать тут, настоятельно рекомендую читать текст оригинала, а не пересказ на русском https://www.bbc.com/russian/features-47202990), я нашла книгу, в которую вошла эта история.

Книга называется The Spanish Ambassador's Suitcase. Еще на стадии предисловия меня стало так распирать восторгом, что я стала читать С. вслух, а также слать фото экрана киндла сестре и кузине.

Поделюсь здесь самой короткой историей.
Был такой британский дипломат Archibald Clark Kerr, ему довелось быть послом в СССР с февраля 1942 года и до конца войны. Итак, Москва, 1943 год, апрель - время в общем и в целом малорадостное для всех, включая Керра. Который, как истинный британец, ищет радостей тем, где их можно найти. И, найдя, щедро делится с своим другом лордом Пемброком в лондонском Foreign Office.

6th April 1943

My Dear Reggie,

In these dark days man tends to look for little shafts of light that spill from Heaven. My days are probably darker than yours, and I need, my God I do, all the light I can get. But I am a decent fellow, and I do not want to be mean and selfish about what little brightness is shed upon me from time to time. So I propose to share with you a tiny flash that has illuminated my sombre life and tell you that God has given me a new Turkish colleague whose card tells me that he is called Mustapha Kunt.

We all feel like that, Reggie, now and then, especially when Spring is upon us, but few of us would care to put it on our cards. It takes a Turk to do that.

Sir Archibald Clerk Kerr,
H.M. Ambassador.

Collapse )
haircut

"I aten't dead"

Давно меня тут не было.
Кто еще тут остался? :)

Итоги 2019 подводить лень, но про книги-то я могу написать оптом.
The Raven Tower (Ann Lecke) очень понравилась. Некоторым образом история богов, рассказанная преимущественно одним из них. Медленно (а куда ему торопиться, он же камень), интересно, внезапно с изрядной долей шекспировского Гамлета.

The Ten Thousand Doors of January. Двери между мирами и девочка, которая иногда умеет их открывать. Она растет в особняке среди разных диковин, и сама она - живая диковина для владельца особняка. Иногда в сундуке в комнате-кунсткамере появляются подарки для нее. Одним из этих подарков будет чей-то рукописный дневник...

Children of Time и Children of Ruin. Автор - британец польского происхождения Адриан Чайковски, живет в Ридинге, изучал зоологию и психологию. Я нечасто читаю НФ, но эта серия мне очень понравилась. "Дети времени" начинаются с того, что в далекой-далекой галактике идут последние приготовления к созданию форпоста для покидающих Землю людей. Туда намерены скинуть приматов и посыпать их сверху нановирусом, который ускорит их эволюцию. Тогда человеку останется только спать в стасисе на орбите и ждать, когда ускоренно эволюционировавшие бывшие обезьяны ответят на постоянно транслируемый сигнал, обозначив таким образом, что они разумны, технологически развиты и ранее терраформированная планета готова к заселению. Но у этого прекрасного плана были свои противники среди людей, так что он сработал частично: приматы сгорели в атмосфере, вирус удачно засеял планету, а спасшаяся от борца за чистоту расы доктор Керн (создательница программы) оказалась в стасисе и на всякий случай слила свой разум с бортовым компьютером - а то ждать долго.
Дальше мы параллельно читаем, что там было с человечеством, которое отправилось искать, где бы поселиться, а то планету убило напрочь. Странники в космосе, стасис, из которого одного из главных героев будят периодически и мы видим его глазами как меняется общество на одном космическом ковчеге. А с другой стороны (и тут особенно видно, что Чайковски учил зоологию) мы читаем, кто ж под вирусом эволюционировал и что с ними стало. Очень интересно, потому что эволюционировали не человекообразные и вообще не млекопитающие и Чайковски успешно избегает всяческого антропоморфизма во всем, включая строение общества и коммуникации.
"Дети Руин" - история событий, которые происходили параллельно с "Детьми Времени" и обе истории в определенный момент сливаются. Там есть еще один вид коммуникаций (потому что в "Детях руин" ученый обработал нановирусом своих питомцев-осьминогов) и уже совсем настоящие, без нано-вирусов, инопланетяне. Обе книги иногда кажутся несколько затянутыми, но в целом очень интересно, надеюсь, переведут на русский, я знаю, кому понравится.

Пока я тут про НФ и про терраформирование: To Be Taught, If Fortunate (Becky Chambers). Всегда с удовольствием читаю ее книги, и эта не была исключением. Четыре человека на космическом корабле далеко-далеко от Земли. Вместо терраформирования планет сложные корабельные системы меняют самих космонавтов, пока они спят в долгом пути от планеты к планете. Ариадна, корабельный инженер, рассказывает о том, как они просыпаются в новых телах перед выходом на новые планеты. Что они чувствуют и думают, как они меняются и как меняются вести с Земли. Вся книга - послание Ариадны на Землю, которой, как она не исключает, больше нет.

Вообще за год я прочитала больше, чем 4 книги (если верить гудридзу, то я прочла 52). Но есть авторы, которых я уже рекомендовала раньше (Арден! Сеттерфилд!) и есть книги, о которых мне нечего сказать (прочла, например, несколько книг Мориарти).